Новость

Вт 28.05.2019

Новости БАЗа

Интервью

автор: Галина Никлаус

просмотров: 298

Для печати

«С экологией в промышленности все не так плохо». Интервью с главой экологического департамента компании РУСАЛ

Еще два-три года назад людей не очень волновала экологическая повестка, тем более, если речь заходила о том, чтобы изменить свои привычки. Зато обсуждение виноватых в загрязнении окружающей среды было достаточно. Сейчас общество в целом подковано в «зеленых вопросах»: люди понимают, что начинать надо с себя, не забывают про общественный мониторинг крупных промышленных мероприятий, устраивают множество акций. Вы видите эти изменения, ощущаете их, как вам с ними работается? Словом, расскажите, в каком состоянии находятся промышленники сегодня?

В состоянии промышленников, которых жестко контролируют. Но я бы не сказал, что раньше люди обращали на экологию меньше внимания. К примеру, в Красноярском крае к промышленникам всегда было особое внимание общественности, вплоть до проведения каких-то ярких акций вроде протестов с приковыванием себя наручниками к фонарному столбу напротив проходной в начале нулевых. Мало кто знает, что, когда тот же алюминиевый завод еще только проектировался, на рубеже 50–60-х годов прошлого века, главный санитарный врач города был резко против его переноса ближе к Красноярску. В изначальном плане он должен был строиться на 16 километров дальше, чем сейчас, в районе Худоноговского плато. За отказ согласовать проект санврач получил тогда строгий выговор крайкома партии, я видел документ собственными глазами. Такова была советская действительность, и приоритеты были совсем другие. А сегодня мы живем с тем, что осталось с тех времен, модернизируем предприятия, а там, где это невозможно, закрываем площадки.


Ɔ. Разве это происходит только по экологическим соображениям? Насколько я понимаю, основной причиной все же остается экономика, и экология здесь будет, увы, на последнем месте — разве нет?

Да, пока еще будет. Но в рейтинге причин экология занимает все более высокую строку, в отличие от прежних лет. А у некоторых слоев населения в больших городах, у молодежи она и вообще на первом месте. Поэтому все, что теперь проектируется, делается по самым жестким международным нормативам. РУСАЛ — это публичная компания, и поэтому для нее важны вопросы социальной ответственности и экологической направленности. Все банки, готовые финансировать производство, руководствуются Экваториальными принципами 2003 года — там прописаны очень жесткие экологические нормативы и стандарты. И мы им, разумеется, следуем.


Ɔ. Стала ли экология главной среди причин, по которым РУСАЛ в последние годы закрыл несколько своих производств?
 

Были разные причины, не только экологические — даже энергетические: изменение схем поставки энергии делало производство убыточным, потому что у нас все предприятия энергоемкие — из-за устаревших технологий, которые не подлежали модернизации. Например, было закрыто производство алюминия на Волховском алюминиевом заводе, электролизное производство на Богословском и Уральском заводах. Они не просто так закрылись, и мы не стали производить меньше алюминия, а производим даже больше, лучшего качества, при лучших условиях, меньших энергетических затратах и лучших экологических показателях. За эти годы были построены современные предприятия, например, Хакасский алюминиевый завод, Богучанский алюминиевый завод. Без преувеличения, это лучшие в мире заводы, которые оснащены самым современным по всем показателям оборудованием: сроку службы, энергоэффективности и экологическим показателям. Старые производства переоборудуются под технопарки, такое было в Краснотурьинске, в Новокузнецке. В Надвоицах организовали новое производство радиаторов. Это моногород, где важна социальная составляющая, чтобы люди не остались без работы. 


Ɔ. Вы уже упомянули банковские Экваториальные принципы. Удается ли вам придерживаться в своей работе 17 принципов устойчивого развития ООН? Они ведь достаточно жесткие.

Конечно. Повторюсь, РУСАЛ как международная компания ведет свою деятельность в соответствии с международными стандартами. Например, последние два года мы продвигаем свой бренд низкоуглеродного алюминия ALLOW, производство которого сопровождается минимальными выбросами парниковых газов. Этот проект был реализован, в том числе, в соответствии с соглашением с ПРООН 2007 года, когда РУСАЛ первым из промышленных компаний России обязался минимизировать такие выбросы, в связи с чем — опять-таки первым — провел в этой области инструментальную инвентаризацию своих предприятий с участием международно признанных экспертов, начал выступать с поддержкой инициатив по сохранению биоразнообразия вокруг своих предприятий. Это все международные стандарты, это относится к принципам социально ответственных предприятий. Что касается принципов устойчивого развития: современная компания не может себе позволить действовать иначе, наша деятельность и все отчеты соответствуют стандартам GRI (Global Reporting Initiative). Это отчетность по таким показателям, как благосостояние работников, устойчивое развитие территории, на которой находится предприятие, и эффективность систем экологического менеджмента. 


Ɔ. Крупные промышленники все чаще задумываются об экологии, но с их стороны проявляется поразительное сходство во мнении касательно антропогенных факторов влияния на экологию: они их отрицают. Как по-вашему, есть ли все-таки антропогенное влияние деятельности человека на окружающую среду?

Вообще природные факторы гораздо мощнее влияют на климат. Некоторые ученые утверждают, что деятельность человека становится причиной лишь полутора-двух процентов выбросов парникового газа, остальное — природного характера. При этом в РУСАЛе есть понимание того, что в науке существуют различные взгляды и школы. И поэтому говорить о периодах изменения климата только как о волновом процессе было бы неправильно. Человек активно вмешивается в природный баланс и не слишком задумывается над тем, как правильно пользоваться природными ресурсами. Экономика природопользования становится все более значимой в финансовых моделях бизнеса, но происходит это не сразу. К сожалению, люди обычно начинают осознавать деградацию природы, лишь когда «гром грянул». Но реакция общественности крайне важна для такого «самоосознания». Возьмем, к примеру, ситуацию вокруг подмосковных мусорных полигонов. Там сбрасывали отходы годами и десятилетиями, но в какой-то момент накопилась критическая масса, и люди начали задумываться о качестве жизни — своей и своих детей. Крупные федеральные проекты — «Чистый воздух», «Чистая вода» — инициированы не государством, а самим населением. Все это начинается с обращений людей, с петиций на Change.org, роликов на YouTube. И государство в какой-то момент вынуждено на это реагировать, потому что в противном случае люди просто могут мигрировать по экологическим причинам. И это станет большой проблемой для самого государства. 


Ɔ. На ваш взгляд ситуация в отношении экологии на предприятиях в целом ухудшается или улучшается? Или мы летим на таких скоростях и мощностях, что уже просто латаем дыры? ООН недавно выложила специальный доклад о том, что человек погубил миллион биологических видов. Что вы об этом думаете?
 

Динозавры вымерли без нашего участия. Так что это естественный процесс. Конечно, в исчезновении какой-то части современных видов есть доля антропогенного воздействия. Но, по-моему, так выстроена жизнь на Земле: все адаптируются, развиваются, конкурируя с окружением, занимая при этом наиболее выгодные для себя пространства. Это касается всех форм жизни, в том числе и предприятий. Я бы не стал драматизировать.

Сегодня ужесточаются требования со стороны надзорных органов, ужесточаются ожидания общественности, совсем непросто работать в теперешних финансовых условиях, потому что мы интегрированы в мировую экономику. В этом плане работать стало жестче. Но я вам скажу, что все современные промышленные предприятия активно идут по пути совершенствования с точки зрения экологии.

А что касается Красноярска, то люди в какой-то степени привыкли винить в экологических бедах исключительно алюминиевый завод, что бы на самом деле ни произошло. С советских времен, видимо, осталось такое осознание, хотя мы активно ведем работу, чтобы переломить эту ситуацию: проводим экскурсии, водим школьников, депутатов, у нас работают специальные программы, велоэкскурсии. Сегодня любой может приехать и посмотреть завод. И все, кто там побывал, могли воочию убедиться в результатах проведенной РУСАЛом экологической модернизации, в которую были вложены сотни миллионов долларов. Валовые выбросы уже снижены на 36 процентов, а по специфическим загрязняющим веществам — на 76 процентов. Сейчас, кстати, начинается второй ее этап, стоимостью порядка 90 миллионов, который позволит снизить выбросы еще на 10,7 процента. Экологические проекты в нашей компании — это проекты с так называемым высшим приоритетом, то есть они реализуются, несмотря ни на какие обстоятельства. Но, объективности ради, кроме алюминиевого производства в городе есть еще 15–20 асфальтобетонных заводов, которые работают вообще без системы газоочистки, без необходимых лицензий и разрешений. Зимой в загрязнение воздуха «включаются» старые районы, где люди по старинке топят дома углем, а ветровая обстановка такова, что все это идет на город. При этом, если посмотреть на территорию вокруг предприятия, все показатели будут в норме. Поэтому важно, чтобы улучшения происходили по всем направлениям, иначе устойчивого результата не добиться.


Ɔ. Ваша публичная активность как-то изменила отношение общественности к РУСАЛу?

Пока далеко не у всех, но ситуация все же меняется. У компании есть множество интересных проектов, которые давно реализуются в регионе для вовлечения людей в экологическую деятельность: «Зеленая тропа», «Зеленая волна», «День Енисея», во время которого собираем мусор и сажаем деревья, проект «Мой двор», когда любой желающий может получить инструменты и материальную грантовую поддержку, чтобы обустроить свой район. Таких проектов много, и, конечно, они помогают потихоньку менять отношение людей не только к РУСАЛу, но и к проблемам экологии. 


Ɔ. Вы как уроженец Красноярского края, переехавший в Москву, собираетесь обратно?

В Красноярске живут мои родственники, друзья, родители, сестра, старшая дочь, пятеро внуков. Поэтому мой дом и там. Но оставаться в Красноярске и постоянно решать те масштабные задачи, которые мы себе поставили в РУСАЛе, невозможно. Многое сделано, еще больше предстоит.

Источник: snob.ru



← Назад  ↑ Вверх  ↓ Вниз  § На главную 



Добавить свой комментарий
   
Поля помеченные знаком * обязательны для заполнения.
Комментарии к новостям на данной странице отражают исключительно мнения их авторов или пользователей, их опубликовавших. Администрация сайта оставляет за собой право удалять или корректировать комментарии по своему усмотрению.
 
 Популярные новости
 Последние комментарии

Рейтинг@Mail.ru

При любом использовании материалов сайта, гиперссылка (hyperlink) на Краснотурьинск.ру обязательна.
© 2002-2019  Краснотурьинск.ру