Новость

Пт 20.08.2004

Вечерний Краснотурьинск

Новости от Вечерки

автор: Сhitatel

просмотров: 1206

комментариев: 1 ↓

Для печати

Дата в календаре. Солдаты боятся только тишины…

В начале августа мы отметили очередную годовщину одного из самых крупных и решающих сражений Великой Отечественной войны – Курской битвы. В этом сражении немецкая армия потерпела жестокое поражение: было разгромлено 30 вражеских дивизий, уничтожены 1,5 тысячи танков и 3,7 тысячи самолетов, вражеская армия потеряла 500 тысяч солдат и офицеров. Сражение на Курской дуге стало настоящей катастрофой для немецких оккупантов. Победу в тех страшных кровопролитных боях ковали настоящие сыны России – такие, как наш земляк Петр Григорьевич Яговкин. С тех пор прошла целая жизнь – ровно 61 год, а рассказывает Петр Григорьевич о тех давних событиях так, точно все происходило совсем недавно…
Петр Яговкин был классным токарем. Работал на Серовском военном заводе. И когда началась война, на него – как на высококлассного специалиста – была наложена «бронь». Но ему было 18-ть, парнем он был бравым и ни на секунду не сомневался в том, что его место – не в тылу. Петя Яговкин нравился девчатам, и, отчасти воспользовавшись этим, пошел на хитрость. «Ты меня любишь?» – спросил он девушку, работавшую в отделе найма Серовского завода. Смутившись, дивчина ответила утвердительно. «Тогда пиши справку, что я разнорабочий». Так Петр Яговкин попал на фронт. В Чебаркуле, где формировались части, он попросился в разведку. Воевать начал в Ясско-Кишиневской краснознаменной ордена М. В. Кутузова двадцать седьмой артиллерийской бригаде. Служить Родине ему пришлось восемь лет – после победы в 1945-ом он не поехал домой, их эшелон был отправлен на Дальний Восток.
Будущая жена Петра Григорьевича ждала возвращения суженого долгих пять лет. Они познакомились осенью 1945 года. Только в конце войны Петр Григорьевич Яговкин смог приехать в отпуск, где и встретил свою половину. «Я сама из Пермской области, – говорит Надежда Доримедонтовна, – Петя познакомился на фронте с моим двоюродным братом, Володей, с ним и приехал в отпуск. А потом я ждала Петра до 50-го года». В юности Надежда была редкой красавицей и модницей, к тому же работала в военной организации, так что отбоя от женихов не было, но, видно, глубоко запал ей в душу веселый сероглазый разведчик Петр. И Надя осталась верна ему до конца. Они вырастили четырех сынов, хотя все время мечтали о дочерях. «Как-то, – смеется Петр Григорьевич, – захожу в магазин, а продавец меня спрашивает, как мои дочери поживают, а я ей отвечаю, мол, великолепно живут: Валерия, Александра, Виктория, Евгения (так моих сыновей зовут)». Дочери – Танюши – в семье появились позже, когда сыновья жениться стали – все три снохи Яговкиных носили красивое русское имя Татьяна. Кстати, Петр и Надежда всегда мечтали о дочке Танечке… А сейчас у Яговкиных-старших пять внуков, три правнука и… пятьдесят четыре года совместной жизни за плечами. И еще – отголоски самой страшной войны в их сердцах…
«Наша бригада, – рассказывает Петр Григорьевич, – была при резерве главного командования, местным войскам не подчинялась, а только – Главнокомандующему. Поэтому нас кидали туда, где шли наступления – с нашей стороны или со стороны врага». Разведка, как известно, всегда впереди. Задача разведчиков: обнаруживать огневые позиции врага и обстреливать их – так бригада корректировала силы противника. Зимой 1942-го бригада Петра Яговкина была переброшена из Воронежа на 250 километров в сторону Белгорода. В тридцати километрах от города разведчики начали готовить оборону, где простояли три месяца. «К тому времени, – рассказывает Петр Григорьевич, – кадровых войск у нас почти не было, они были или побиты, или сдались в плен. Остались, в основном, резервисты. Чтобы обмануть врага, мы устанавливали фанерные пушки, ложные пулеметы и… готовились к обороне».
Советское командование уже знало о подготовке немцев к наступлению в районе Курской дуги и решило перейти к преднамеренной обороне. Заместитель Верховного Главнокомандующего Г. К. Жуков принял решение «измотать» силы противника, а затем, введя свежие резервы, добить его основную группировку. Эта тактика оказалась правильной и принесла нам первую настоящую победу в ходе Отечественной войны.
– Пятого июля к нам приехал Жуков, – вспоминает Петр Григорьевич, – и почти сразу поступило распоряжение открыть огонь. В ставке знали, что враг должен был начать наступление в четыре часа утра. А мы начали его обстреливать еще накануне, в 23 часа, со всех видов орудий, «сорвав» таким образом планы врага.
Вместо четырех часов утра немцы перешли в наступление двумя часами позже. Рядом с позицией, на которой стояла 27-ая бригада, проходила шоссейная дорога Москва-Симферополь. Бойцам было видно, как по этому шоссе сплошной колонной пошли немецкие танки. «За нами протекала небольшая речушка, и вот мы видим, как танки останавливаются, поворачиваются и идут прямо на нас. А внизу, под нами, бугор, весь уставленный вражескими танками, куда снаряд даже не падает – сразу попадает в танк. День был солнечный, яркий – и вдруг небо потемнело, как перед грозой. Это немцы пустили авиацию, а у нас ни одного самолета…» Те, у кого не выдерживали нервы, выскакивали из окопов и сразу падали. Но те, кто принимали удары противника на себя, еще не знали, что позади них целый фронт маршала Конева. Войскам была дана команда к отступлению, а армии маршала Конева Сталин уже дал приказ начать наступление тяжелой артиллерией. А потом в поддержку Коневу на Прохоровку выступил степной фронт. И туда стала перебрасываться вся техника, с каждым наступлением все более мощная. «Помню, мы поймали пленного, – говорит Петр Григорьевич, – и он нам рассказывал, что фашисты никак не могли понять: почему, чем дальше они продвигаются вглубь наших территорий, тем мощнее наши удары».
На южном фланге немецким танковым дивизиям удалось продвинуться всего на тридцать километров. Войска Воронежского фронта, в которых воевал Петр Яговкин, не только остановили врага, но и сами перешли в наступление. 12 июля, в районе деревни Прохоровка развернулось крупнейшее за годы войны встречное танковое сражение. «Нам там делать было нечего, даже стрелять было нельзя, – говорит Петр Григорьевич, – мы со стороны наблюдали. День был жаркий, бой длился до самого вечера и закончился нашей победой. У фашистов тогда были большие потери. Целый месяц мы оборонительными боями изматывали противника, и пятого августа вернулись на старые рубежи».
А потом была битва за Днепр, за форсирование которого Петр Григорьевич Яговкин мог бы получить звание Героя Советского Союза. Сталин издал указ, присвоить звание Героя тому, кто первым переправится через Днепр: «Нас было пятеро разведчиков, пехота и минеры, мы смогли первыми форсировать Днепр». Когда прибыли в часть, комсорг бригады предложил Петру Григорьевичу Яговкину возглавить комсомольскую организацию, а тот отказался. Потому что хотел воевать, а не работать в штабе. Позднее командир бригады сказал молодому разведчику, что, если бы он не проявил политическую неграмотность и согласился стать комсоргом, быть бы ему Героем. Но и без этого звания солдат Яговкин воевал по-геройски, а воевать Петру Григорьевичу пришлось на всех фронтах, кроме Белорусского. В боях за Отечество он награжден орденом Красной звезды и орденом Отечественной войны и медалью «За отвагу». А еще у Петра Григорьевича Яговкина есть грамота, подписанная Верховным Главнокомандующим И. В. Сталиным, которой ветеран очень гордится. На этой грамоте указаны все города, где он побывал, все сражения и даты…
Война отучила Петра Григорьевича бояться чего-либо. Не раз приходилось солдату чувствовать ледяное дыхание смерти. И все-таки Петр Яговкин всегда верил: пусть вокруг свистят пули, грохочут взрывы – это все равно жизнь, наполненная звуками, эмоциями, криками… Страшнее тишина, от которой буквально веет чем-то неживым. И неизвестность…
Орден Красной звезды Петр Григорьевич получил, когда разведчики четко выполнили задание Малиновского. Задача было непростой – нужно было так подготовить территорию, чтобы без потерь, «с винтовкой на плече», пройти по освобожденным рубежам. «Мы засекли все огневые точки противника, точно нанесли их на карты и практически без единого выстрела освободили почти всю Румынию», – рассказывает Петр Яговкин.
Во время службы на Дальнем Востоке Петр Григорьевич научился… играть в футбол и стал хорошим вратарем. По возвращении домой о своем увлечении футболом помалкивал, однако на стадион все время тянуло – приходил, смотрел матчи. Однажды все-таки ему предложили постоять на воротах. Посмотрел капитан команды на игру Петра, да и оставил его в основном составе. Тогда Яговкины жили в поселке Кусья Пермской области. Петр работал на прииске «Уралалмаз» драгером. «У нас уже было двое детей, построили свой дом, корову держали,– рассказывает Надежда Доримедонтовна, – надо на покос, а он – на футбол. Я один раз собрала детей и привела к нему на стадион, сказала, что одна пойду косить, а он пусть играет. Только тогда бросил. А так ведь года четыре играл. Однажды команда Пети на первенстве области даже первое место взяла!»
О Петре Григорьевиче Надежда Доримедонтовна говорит с теплотой в голосе. Он всегда был заботливым мужем и любящим отцом. Сыновья выросли, как и отец, работящими, потому что с детства привыкли все по дому делать сами: мальчишки по очереди носили воду, кололи дрова, кормили скотину, мыли пол, стирали белье... Девочек в семье не было, поэтому работу не делили на мужскую и женскую. И сейчас супруги убеждены, что детей лучше воспитывать в деревне, потому что там не разбалуешься – некогда.
Когда семья приехала на Урал, долго еще сказывалась привычка жить своим хозяйством. Купили сад и держали там кроликов, кур, бычка. И сейчас Яговкины остаются садоводами, только всю тяжелую работу по саду делает сын. «Конечно, все силы взяли года, – говорит Надежда Доримедонтовна, – а раньше мы были очень активные, оба состояли в партии, всегда на виду. Я работала заведующей на центральном складе ЮЗП, а Петр – на драге. У него работа тоже очень ответственная была, люди нас уважали, а дети и внуки любили».
Сыновья давно живут своими семьями, но любимая внучка Вика всегда рядом. Она работает педагогом в Центре помощи семье и детям – совсем рядом с домом бабушки и дедушки – и каждый день прибегает к ним в гости. Пока мы разговаривали, появилась Вика, для которой бабушка, как когда-то в детстве, уже приготовила обед.
– Вот это наша любимая внучка, – с гордостью сказал Петр Григорьевич, – посмотрите, какая красивая. У нас все красивые – и дети, и внуки. Да мы и сами еще ничего. Нам годов много, а так-то мы еще совсем молодые…
Тамара ДОРОНИНА.


← Назад  ↑ Вверх  ↓ Вниз  § На главную 



Комментарии:

  • Владимир Яговкин : Спасибо Яговкиным участникам В О В

    Вс 24.01.2016 20:28    |    IP-адрес записан

Добавить свой комментарий
   
Поля помеченные знаком * обязательны для заполнения.
Комментарии к новостям на данной странице отражают исключительно мнения их авторов или пользователей, их опубликовавших. Администрация сайта оставляет за собой право удалять или корректировать комментарии по своему усмотрению.
 
 Популярные новости
 Последние комментарии

Рейтинг@Mail.ru

При любом использовании материалов сайта, гиперссылка (hyperlink) на Краснотурьинск.ру обязательна.
© 2002-2019  Краснотурьинск.ру